#ведьминысказки

Длинноносый мужичок со светлыми глазами, узким подбородком и длинным чубом мялся на крыльце то поднося руку к дубовой двери, то убирая за спину. Наконец решился и робко стукнул в дубовую дверь. Никто не откликнулся. Мужичок одернул вышитую рубаху, вытер о шаровары потную липкую ладонь и осторожно стукнул еще раз. Тихо. Мужичок резко выдохнул, три раза грохнул кулаком и замер, покосившись на конский череп на колу. Череп покачнулся, мужичок затоптался на крыльце, из-за двери рявкнул старушечий голос:

- Долго скрестись будешь?! Не запираю!

Мужичок снова выдохнул, выпятил петушиную грудь, пригладил бритый череп, прилизал развевавшийся на ветру чуб и шагнул в избу. У стола с топором в окровавленных руках стояла древняя старуха. Рядом довольно щурился облизывающийся кот. Мужичок шарахнулся к двери.

- Не ссы… Повернулась к столу ведьма. Мясо рублю.

Она отложила в сторону топор, макнула руки в плошку с водой, прищурилась, разглядывая чуб и вышивку. Мужичок выкатил грудь колесом, поправляя чуб.

- Я человек занятый. Мне долго разговаривать….

- Эк тебя приперло, то милок, - бесцеремонно перебила ведьма. Мужичок выкатил возмущенные глаза, ведьма продолжила:

- Откуда явился? Звать-то тебя как?

- Вы что себе позволяете?! – заверещал мужичок высоким голосом. Ведьма ухмыльнулась и снова взялась за топор.

- Ну, ты иди давай, милок, иди, некогда мне. Мясо на пельмени рублю. Только зазевайся, так он и стырит, - кивнула ведьма в сторону кота. Кот оживился.
- Куда «иди»? – растерялся мужичок. – Я деньги принес.

Ведьма смахнула кота со стола, код закружил, затерся вокруг ног в носках с красными снегирями.

- Откуда пришел, туда и возвращайся, зачем ты мне тут? Я мясо рублю.

Мужичок обернулся на дверь. Смеркалось.

- Ты на дверь-то не озирайся. В избе не оставлю. До деревни дорогу найдешь. Оборотень только в полнолуние шалит. Леший зайцев пасет. Всем не до тебя. Иди уж, иди, не топчи порог.

У мужичка мелко затряслись руки, пальцы начали прищипывать ткань шароваров, губы задрожали.

- Эк тебя лихоманка крутит, милай… Обираешься… Не помирать собрался?

Мужичонка молча кивнул головой и пустил скупую слезу.

- Вроде не хворый… Чего помирать взялся?

- Прокляли меня бабушка! Бабушка, миленькая, помоги!!! – упал на колени, не щадя шароваров гость.

- Как тебя разобрало-то милок, - язвительно протянула ведьма, отрубив и бросив под стол кусок мяса. Кот, урча, вцепился в мясо.

- Ты мне там не вой, - рявкнула на кота Яга, - Гостя не слышу. Уважаемый человек пришел. С ним абы чего себе не позволишь. Вон как меня струнит.

Мужичок выл, кладя поклоны.

- Звать-то тебя как, помиральщик?

- Вениамин, - пискнул высоким противным голосом гость.

- Бурсак что ли?

Вениамин замотал головой:

- Профессор…


- Тьфу, срамота какая! – скривилась Яга, - что ж ты к ведьме-то приполз, Веник?! Ты ж ученый.

- Не Веник я! – осмелел профессор, - Вениамин! Вениамин Суленин! Я уважаемый человек!

- Твою ж мать! – воткнула топор в лавку ведьма, - Ну так и иди к тем, кто тебя уважает! Что ты мне половицы штанами протираешь?!

Профессор заскулил и пополз к ведьме, хватаясь за длинный подол. Кот, подхватив недоеденный кусок, рванул за печку. Ведьма подобрала подол повыше и шагнула подальше от чубатого профессора.

- Не визжи, как порося! Сядь на лавку.

Профессор суетясь, путаясь в широких штанинах, добрался до лавки.

- Проклял-то кто?

- Василиса…

- Да броооось… - развеселилась Яга.

- Она, она, сучка.

- И чем ты ей насолил, Веник?

Профессор было вздернулся возмущенно, да притих, глядя в гневные ведьмины глаза. Сытый кот вышел из-за печки, зашагал к приоткрытой двери, притормозил у сброшенной профессором у входа обувки и вопросительно обернулся на Ягу. Яга прикрыла глаза и еле заметно приопустила голову. Кот развернулся к обувке задом, потряс хвостом и порскнул в дверь. Яга развеселилась. Профессор молчал.

- Насолил чем, пакостник? Так и будешь молчать?

- Я не виноват! Я не виноват! Я не знал чье это! Оно просто так лежало! – запричитал Вениамин.

- Спер значит… Что спер?

- Ничего я не спер! Не крал я! Я рушник взял, чтобы всем показать, как вышито!

- Рушник чей? Василисин?

- А не знал я, что Василисин! Он просто так лежал! Ничей! На нем не написано было, что он чей-то!

- А ты, птичка божья не знал, что не тобой положено, так не трожь, - нехорошо ухмылялась Яга.

- Я людям показать! Чтоб ей славу сделать.

- Угу, угу… А она кошка драная значит прокляла.

- Прокляла… - загрустил профессор. – Сказала «пусть руки отсохнут, и еще чего поважнее».

- О руках, значит, болеешь? – спросила Яга. Профессор неловко замялся.

- Да брось, - захохотала Яга, запрокидывая голову. – За уд беспокоишься?! Да зачем он тебе, все равно не используешь?!

Яга утирала веселые слезы вышитым красными петухами фартуком. Профессор соскочил с лавки и заверещал:

- Врешь ты все! Врешь! Еще как использую!

Ведьма строго глянула на профессора, тот замолк и развел руками:

- А вдруг пригодится?

Ведьма с сомнением посмотрела на поникшего профессора:

- Я, конечно, могу тебе соврать… Но шансов мало. Кому ты нужен такой сыкливый, - и покосилась на профессорову обувку. Профессор бухнулся на колени и пополз за Ягой. Та цапнула топор:

- Отползай нахер, пока цел!

Профессор шмыгнул на лавку и зарыдал:

- Ведьма она, эта Василиса! Ведьма!

- Кто ж тебе виноват? Сам за ее рушником пришел. Сам в чужую игру вошел. Правил не спросил. Чем расплатишься не узнал, за то и поплатился. Спрашивать надо было, чем возьмут.

- И что теперь, бабушка? Есть какое средство от ведьм и от проклятия?

Ведьма глянула на длинные красивые профессоровы пальцы.

- Руки-то жалко.. Ишь, пальцы-то какие, холеные….

Профессор смотрел на нее с надеждой.

- Ладно, скажу тебе средство. Возьми чеснок, залей первачом. Только таким первачом, чтоб горел пламенем и натри на полной луне.


Профессор задохнулся от радости и рванул к двери, напяливать обувку. Яга вынула очередной кусок мяса и взялась за топор. На пороге возник счастливый профессор с растрепанным чубом:

- Бабушка, а это…?

- Что «это», - не поняла Яга.

- Ну, это – покраснел профессор и кивнул на ширинку.

- Ааааа, это? Прости, Веник, забыла. С этим хуже. Натирать три раза утром и три раза вечером.

- Тоже на полнолуние?

- Какое тут полнолуние? До Ивана Купалы три. Меньше нельзя, не поможет.

Профессор вздохнул, спустился с крыльца и захрустел по первому снегу до ближайшей деревни. В незакрытую дверь шмыгнул кот, обнюхал место, где стояла обувка и задрал хвост.

- Только попробуй, паскуда, я те хвост-то отсобачу, - перекинула топор из руки в руку Яга и продолжила, заглянув в дверь, - Иди, милок, иди, теперь ни одна ведьма и близко не подойдет.


Блог Светланы Комаровой
Блог Светланы Комаровой



Заполните форму и получайте от меня рассылку с новыми сказками и статьями


Я против СПАМА, только самое интересное.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности