Error get alias
#ведьминысказки

В избе что-то зашебуршало. Сидящая на крыльце черноволосая молодая женщина обернулась за спину и вопросительно глянула на Бабу Ягу. Дремлющий на солнышке полосатый кот недовольно встал и потрусил подальше от дома. Яга тяжело поднялась, вошла в дом и вернулась оттуда, неся кого-то в подоле. Подол трепыхался, из-под грубой ткани появилось крыло с зеленоватым бархатистым подбоем.

- Кто там у тебя?

Яга села рядом с черноволосой, прислонившись головой к ее плечу. Подол снова зашевелился, из него появилась длинномордая зубастая голова.

- Щенок дракона, - констатировала женщина, глядя на вылезающее из серого льна нескладное голенастое существо, - Зачем ты его принесла?

- Подох бы, Мара. Сидел возле мертвой матери. Подращу – улетит к своим.

- Он последний, милая. Ему не к кому лететь.

Яга выпрямилась, заправив за ухо выбившуюся из тугой косы седую прядь.

- Как последний?

- Их больше нет. Всех убили, - Мара сглотнула, глядя на сидящего на верхушке ели ворона. Ворон снялся с ветвей и с хриплым карканьем закружил над коньком дома. Мара махнула рукой, птица, сделав последний круг, взмыла над лесом и заскользила в воздушных потоках, расправив крылья. Из ельника поднялась стайка мелких птах и с воплями понеслась за вороном, прогоняя его от свитых гнезд.

Щенок дракона, запутавшийся когтями в волокнистой льняной ткани, загремел зубастой мордой вниз по ступенькам. Яга рассмеялась, Мара улыбнулась:

- Я заберу его с собой, милая.

Лицо старухи посуровело.

- Он живой, Мара. Он драконий ребенок.

- Он последний, милая. Он совсем один.

Яга спустилась с крыльца и вернулась, прижимая орущего от обиды драконьего младенца к груди. Она села рядом с Марой, плотно сжав морщинистые губы:

- Я здесь тоже одна.

- У тебя есть кот.

- Коты живут мало. Не забирай дракона, Мара. Пусть живет, - она просительно, с надеждой, посмотрела на Мару. Черноволосая статная женщина обняла старуху, та выпустила щенка на крыльцо, прижала скрещенные руки к груди, согнулась в поясе и заплакала.

- Девочка, моя девочка, - сидящая на крыльце Мара укачивала ведьму, держа ее на руках, как укачивает мать младенца, раскачиваясь телом, напевая незамысловатую мелодию. В песке у крыльца копошился, попискивая, щенок дракона. Полосатый кот вернулся на крыльцо и жмурился на перилах, держась подальше от Мары.
Баба Яга последний раз всхлипнула и села.

- Кто убил Велеса, Мара?

- Узнаешь, когда придет.

- Он придет?

- Он тоже будет тебя искать.

- Я проснулась старухой, Мара! Зачем ты это сделала?!

- Как еще было тебя спрятать, девочка? – почти прошептала черноволосая, притягивая к себе Ягу, - Как?

Она отвела седые космы со лба ведьмы и поцеловала ее в висок.

- Забери меня с собой.

Мара горько улыбнулась:

- Кто вырастит щенка, если ты умрешь?

Мара снова поцеловала старуху в висок и поднялась.

- Мне пора, милая. Мне пора.

- Ты вернешься?

- Когда приду за тобой.

- Скоро.

- Нет, милая. Нет. Мы уходим из этого мира, но остается грань между живым и мертвым. Живущая здесь держит эту грань. Кто-то должен хранить этот мир от меня.
Мара поправила поднятые в высокий пучок черные кудри, провела молодыми красивыми пальцами с прямоугольными розовыми ногтями по сухой морщинистой ладони ведьмы и пошла с крыльца. Яга выдохнула с протяжным стоном, глядя, как порывами ветра раздувает траву перед шагающей Марой, и закричала ей вслед:

- Кто была та, которая до меня?!

- Твоя сестра, милая.

Мара, остановившись на поляне, обернулась к Яге. Та вдохнула, собираясь о чем-то спросить, и не успела. Мара ответила раньше:

- Ты – моя последняя дочь. Остальных уже нет.

И опередила следующий вопрос:

- Сыновей у меня не было.

Мара смахнула с закрытых век слезы и повернулась к Яге:

– Твое имя – Усоньша. Они забудут этот мир и назовут мудрость Софией. Ты - Усоньша! Я вернусь за тобой, милая! Я вернусь!

Лесное эхо отозвалось рвущему вечернее безмолвие крику Мары.

На поляну вышел ревущий, болтающий из стороны в сторону крупной башкой медведь. Мара, запустив длинные пальцы в набитый плотной жесткой шерстью загривок, запрыгнула ему на спину. Остро наточенный серп ударил по бедру. Медведь неторопливо закосолапил в ельник, неся на спине Смерть, свесившую на одну сторону скрещённые в тонких щиколотках ноги. Над ельником кружил старый молчаливый ворон.

Старая ведьма оседала на крыльце на колени, давясь слезами и обнимая прижавшегося головой к плечу перепуганного криком щенка дракона.
Блог Светланы Комаровой
Блог Светланы Комаровой



Заполните форму и получайте от меня рассылку с новыми сказками и статьями


Я против СПАМА, только самое интересное.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности