#ведьминысказки

Маленькое лохматое существо поболтало короткими ногами на подоконнике и отмахнулось от комара. Пламя свечи колыхнулось, комар шарахнулся в сторону, застучался в окно. В доме пахло мятой и смородиновым листом. Существо шумно потянуло носом запах. Яга обернулась на сопение:
- Налить?
Существо насупилось и отвернулось в сторону. Яга загремела посудой, по избе поплыл запах отвара. Яга принюхалась, покачала головой и добросила в отвар ягод.
- Земляники не доложила - смородина забивает.
Существо упрямо молчало, уставившись на бьющегося в окно комара. Ведьма обернулась через плечо на домового и поставила перед ним кружку с пахнущей мятой жидкостью. Существо заболтало ногами быстрее.
- Ну ладно тебе… Смотри, как пахнет, - кружка подъехала ближе к домовому.
- Не хочу я твое вагево, - прокартавил домовой.
- Чего так? – усмехнулась ведьма, вздергивая левую бровь.
- Говогю тебе, кот нужен! Как в лесу без кота?! Зима на носу! Мыши в дом попгут! Газвогуют все, как пить дать газвогуют!
- Чё воровать-то, Изя? – улыбнулась Яга и хитро прищурилась, - Ну, не хочешь, как хочешь. Вылью.
Домовой взобрался ногами на подоконник:
- Вылью! А смогодиновый лист?! Добго зазгя пгопадет! - домовой уцепил тяжелую кружку короткими ручками, шумно отхлебнул и довольно зажмурился. Яга подтянула лавку к подоконнику, села, положив подбородок на скрещенные ладони.
- Чего не пьешь-то, - забеспокоился домовой, - Захвогала?
- Тебе варила.
- Нужен кот-то, - прихлебнул домовой, - Мыши сожгут. Сходила бы в дегевню…
- Схожу, - вздохнула Яга, - Схожу.
- Когда? – не унимался домовой, - Вот пгям щас и иди. Чего ждать-то?
- Не хочу я туда, Изя.
- А где кота бгать? Они в лесу не водятся, не волки. Ты за котом, а я тебе смогодинки насобигаю.
Яга тяжело поднялась
- Клюку возьми. Собаки там.
Яга закинула за плечо холщовый мешок и обернулась в дверях:
- Не тронут.
Порыв ветра подхватил звук захлопнувшейся дубовой двери и откликнулся лесным эхом. Яга подняла глаза к низким тучам, вынула из мешка клетчатую колючую шаль, закуталась. Ветер свистел и гнул верхушки берез. Яга тяжело спустилась с крыльца, походя поправила отошедшую доску и зашагала через ельник по еле заметной тропе. Голубоватый мох пружинил под ногами. Ведьма запнулась о корень, остановилась, обернулась в сторону дома. На крыльце в обнимку сидели домовой и подросший Горыныч. Яга накрыла шалью голову, сошла с тропы и пошла через лес.
Крупная рысь, лежащая на толстой ветке, повела увенчанными кисточками ушами, дернула коротким хвостом, провожая взглядом змеившиеся вслед за Ягой серые волчьи тени. Ветер сорвал с ветки сухие хвоины, они хлестнули по полуприкрытым желтым глазам с узкими зрачками. Рысь недовольно сощурилась, подождала, когда пройдут волки, и спрыгнула с сосны. Яга, не оглядываясь размашисто шагала по лесу.
Ведьма остановилась у околицы, потрогала толстые слеги, огораживающие деревню по кругу. Отполированные ветрами и водой слеги были сухими и теплыми. Она положила на дерево ладонь и прикрыла глаза. Сухое дерево под ладонью жило своей жизнью – откуда-то из глубины отдавались в ладонь звуки грызущих дерево древоточцев. Яга провела по теплой древесине кончиками пальцев, сняла верхнюю слегу и шагнула через ограду, прислушиваясь, как в деревне смолкает собачий лай.
- Где его тут брать-то, кота этого? - подумала ведьма, одергивая подол, и прислушалась к звукам. Повисла тишина. Парило. Над деревней собирались тучи. Яга повернулась опустить слегу на место, та вырвалась из рук и со звонким стуком ударилась о деревянные столбы. Копошившаяся у ближнего дома женщина обернулась на стук, приложила ладонь к бровям, разглядывая входящую в деревню ведьму, охнула и закричала, собирая в дом копошащихся в песке детей. Над деревней понеслись крики и хлопанье ставен и дверей. Осмелевшие псы взорвались злобным лаем. Ведьма мерно шагала между домов, глядя прямо перед собой. Из подворотни выбрался наружу крупный черный пес, кинулся к ведьме и молча пошел вокруг нее сужающимися кругами, низко наклонив голову. Ведьма замерла. Пес прыгнул со спины. Старуха стремительно обернулась на звук, сбив ребром кулака взлетевшую собаку, пес упал на бок, ведьма прижала коленом собачью шею и надавила ладонью на черное горло. Пес захрипел, забился и затих.
- Бабушка! Цыганка не обижай! Это папки моего Цыганок! - с крыльца дома скатилась и понеслась к Яге, одной рукой прижимая что-то спрятанное под рубахой, а другой размазывая по грязным щекам слезы белобровая бесцветная девчонка. Яга поднялась с земли, стряхивая прилипшие к подолу сухие травинки. Девчонка подбежала к ведьме, заглянула снизу в глаза и скривилась, глядя на лежащую на земле собаку.
- Папки моего Цыганок, - всхлипнула девчонка, садясь на землю возле собаки, - Папка-то умер.
Ведьма молча смотрела в задранную к ней сероглазую мордашку. Сквозь тучи пробилось солнце и ударило в лицо девчонки. Серые глаза вспыхнули синим, под покрытой пятнами льняной рубашонкой что-то шевелилось.
- Что там у тебя?
- Котенок, - девчонка вытащила из-за пазухи рыжего котенка и протянула Яге. Та отодвинула ее в сторону, снова опустилась на колени возле собаки и два раза резко и сильно ударила пса в грудь. Девчонка закричала. Пес задышал и закашлялся.
- Много их у тебя?
- Много. Мамка говорит их в мешок и в лес снести. А как в лес? Как они без мамки-то? – белобрысая размазала сопли по щекам, вытерла лицо подолом. Черный пес скулил и жался к ее боку. Ведьма подняла котенка за шиворот, заглянула под хвост и вернула девчонке.
- Не пойдет. Мне кот нужен. Есть?
- Есть, - заулыбалась белобрысая, - Черный только. Не берет никто. Кому он черный нужен-то?
- Мне самое оно, - скривилась ведьма и положила темную ладонь на голову пса. Тот сжался. Ведьма подняла его морду двумя ладонями, глянула в карие глаза и потрепала по голове. Собака робко застучала хвостом.
- Ну, пойдем что ли? Заберу твоего черного.
- Мамка! Мамка! Я ж говорила, не надо его в лес! – белобрысая, сверкая пятками неслась к дому, за ней бежал черный пес.
Яга придирчиво разглядывала черного котенка.
- Меченый, видишь? – радовалась девчонка, - Смоляной, а палец белый!
- Сойдет, - улыбнулась Яга, засовывая за пазуху котенка. Тот вцепился тонкими коготками ей в плечо, ведьма охнула, вынула меченого из-за пазухи и запихала в холщовый мешок. Котенок повозился и затих. Ведьма пошарила в карманах, достала клубок, вложила в детскую ладонь с черными каёмками под ногтями:
- Ты его спрячь. Чтоб никто не видел. Обидит кто, за околицу выйдешь и бросишь в траву, он тебя приведет, куда надо.
Девчонка потянула за изумрудную шелковистую нить.
- Ладный какой.
- Попусту не бросай. Если только случится что.
Девчонка согласно кивнула, шмыгнула под крыльцо, вылезла уже без клубка. Ведьма поправила мешок с котом:
- Пойду я…
Девчонка обхватила ее за пояс:
- Бабушка, ты еще приходи. Может у тебя в деревне котята кому нужны? Или хочешь, я до тебя добегу?
Яга наклонилась, принюхалась к пахнущей солнцем и пылью соломенной макушке, достала из-за пазухи вышитый анютиными глазками платок, поплевала на него, оттирая грязь с чумазого лица:
- Пойду я, - и зашагала между домами. Котенок в мешке пищал и возился. Над деревней висела предгрозовая марь. Ведьма почти дошла до околицы, когда услышала за спиной молодой женский голос:
- Бабушка!
Яга молча обернулась на голос.
- Говорят, ты ведьма.
У добротного дома стояла, приложив ладонь к животу красивая статная молодуха.
- Что тебе?
- Боюсь, не рожу я, бабушка, выкину.
Яга потопталась на месте, пристроила под березой мешок с котом и подошла к молодухе. Та поежилась:
- Знобко, бабушка.
Ведьма, убрав ее ладонь от живота, и положила на живот темные крючковатые пальцы.
- Муж-то есть?
- Есть.
- Как зовут?
- Ладимир.
Ведьма вдохнула, зашипев на выдохе, убрала руки от живота. Молодуху бил озноб, она снова закрыла живот руками. Ведьма молчала.
- Выкину я, бабушка.
Ударила первая молния, молодуха вздрогнула. Ведьма молча развернулась и пошла за мешком:
- Он шевелится, бабушка! - закричала в спину молодуха. Ведьма остановилась, разглядела остановившиеся над деревней тучи, сглотнула и закричала:
- Имя придумывай. Мальчик.
Яга подхватила орущий мешок, вынула из него меченого и сунула за пазуху. Успокоившийся котенок вцепился когтями в плечо. Ведьма с плотно сжатыми губами поднырнула под слеги ограды и зашагала по высокой траве в лес. На опушке у поваленного разбитого идола вытерла сухие глаза. По околице били молнии, разрывая дрожащий от грохота воздух. Ветер гнал тучи от ельника в сторону деревни. Яга закуталась в шаль, проводила взглядом мелькающую между деревьями стаю и пошла по сухой тропинке к дому.
Блог Светланы Комаровой
Блог Светланы Комаровой



Заполните форму и получайте от меня рассылку с новыми сказками и статьями


Я против СПАМА, только самое интересное.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности