Вчера наткнулась на холивары о россиянках, мужчинах и чемпионате мира. Я в ауте – эти воющие в сети люди ходят рядом со мной по улицам, и от их количества и уровня агрессии становится как-то очень нехорошо. Ну просто ужас, как нехорошо.

Я похоже добавлю целей для метания дерьма и тапков, ну и ладно.Триста лет тому назад первым европейским городом, в который я попала, стал Милан. Самое мощное впечатление – катастрофическая разница между тем, как выглядят итальянцы и российские мужчины. Второе по яркости – разница между тем, как выглядят итальянки и наши женщины возраста 45+. И то, и другое, ребята, не в нашу пользу. Не надо мне сейчас о душе, сложностях быта и низких зарплатах, Италия – не самая богатая страна в мире, хотя север Италии богаче, чем юг и в той же Италии на севере и юге люди выглядят по-разному. И не надо о том, что у нас много прекрасно выглядящих людей. В Москве – много, о том, что в провинции, я могу только молчать.

Я говорю о некоем условном среднем фоне. Он ужасен, и этот визуальный кошмар и уныние создают мужчины всех возрастов и женщины возраста 45+, мужчины в особенности. Дело не в накачанных или не накачанных торсах, а в том, во что они одеты, как пострижены, как двигаются, как не улыбаются и как на лицах прописано «Путин гад и жизнь дерьмо». В Италии она тоже не сахар, кстати. В наших мужчинах и женщинах 45+ начисто отсутствует чувственность и радость жизни. Ну, в общем, мое возвращение в Москву из Милана ознаменовалось жуткой ломкой и состоянием «я не хочу это видеть». И эта ломка сопровождала меня много лет, после каждого возвращения, особенно если из Европы нужно было лететь в командировку в регионы.

Потом я попала в Будапешт и меня отпустило – на фоне великолепной имперской архитектуры бродили серые недовольные люди в серых одеждах. А потом была Финляндия, и я окончательно смирилась с тем, что не все люди одинаково прекрасны и хорошо пахнут. Такого количества замызганных людей на единицу площади города я не встретила даже в славном городе Моршанске. Наши мужчины в массе своей выглядят где-то между Будапештом и Хельсинки. К сожалению. Отсюда огромный респект тем, на кого хочется смотреть и смотреть, и смотреть. Они есть и огромный им респект за то, что они радуют глаз.

Это было о визуальном. Теперь об идеологическом.
Наши мужчины воспитаны в убеждении, что они будут востребованы, потому что мужчин не хватает. В старших возрастах – да. В среднем и молодом – нет. Но убеждения остались (я спрашивала, у многих, я ж не могу без статистики))). Мысль о том, что конкуренция в популяции это нормальная, биологией заложенная вещь, вытеснена у мужчин из сознания. В животном мире не все особи, кстати, попадают в размножение, и это разум эволюции – отбор лучших. У человека, как биологического вида, практически все. И тут на тебе – женщины взяли и рванули знакомиться с заезжими. Когда у тебя из под носа уводят то, на что ты вроде бы претендовал по праву носителя содержимого штанов, обидно, правда? А если без стеба – весь этот грязный мерзкий вой по сути крик о том, чтобы быть безусловно любимым, выраженный в кривой и отвратительной форме. Там, внутри орущих, сидят маленькие перепуганные мальчики, у которых на глазах рушатся устои и переворачивается мир. В фундаменте агрессии всегда лежит страх потери чего-то жизненно важного. Мужчина, уверенный в том, что территория его, не агрессирует. А зачем? Никто не рискнет посягнуть.

И о женщинах.
Наше патриархальное общество, курсы ведических женщин и мамы с бабушками воспитывают женщину как рабыню, меняющую свое тело и хозяйственные навыки на защиту (финансовую в том числе) со стороны мужчины. Женщина должна быть удобной и уметь манипулировать, чтобы выжить рядом с мужчиной и получить от него то, ради чего вышла замуж. Не рассказывайте мне о счастливых семьях, они есть, и я их знаю лучше, чем кто бы то ни было – я в такой выросла. Несчастливых семей подавляющее большинство. Мы попали в уникальное время, когда экономика так переворошила традиционные ролевые модели, что воспитание рабыни столкнулось с новыми возможностями для женщин, в том числе и с возможностью быть обеспеченной без участия мужчины или быть рабыней, но выбирать себе хозяина. Те, кто не может самостоятельно обустроить свою жизнь, рванули использовать возможность выбрать хозяина. Почему-то это возмущает тех, кто готов жить по патриархальным догмам, но не готов принимать во внимание издержки патриархальности – выбор не человека с его уникальной душой, а того, кто будет отвечать за безопасность женщины. И, кстати, про женский вой в унисон мужскому.

Рабыня воет потому, что душа и тело проданы мужчине за кусок хлеба и крышу над головой. А с покупателем ведь ещё и спать приходится, и это ещё один отдельно взятый ужас жизни. Поговорите с терапевтами и сексологами, поверьте, узнаете много грустного о семейных отношениях. Признать, что продажа своей жизни правообладателю была добровольным выбором, невозможно, поэтому в оправдание этой продажи в ход идут скрепы, устои, религиозные догматы. Рабыня никогда не примет женщину, позволившую себе проявлять себя свободно, отсюда и женское дерьмометание в сторону женщин.
И, если мы хотим, чтобы было по другому, в основе должны лежать не взаимно-потребительские отношения, а отношения людей, которым уже хорошо самим с собой, которые могут организовать свою жизнь самостоятельно и быть довольными своей жизнью. Тогда человек рядом становится нужен не для того, чтобы заткнуть им дыры в душе или бюджете, а потому, что он интересен и рядом с ним хорошо.
Блог Светланы Комаровой
Блог Светланы Комаровой



Заполните форму и получайте от меня рассылку с новыми сказками и статьями


Я против СПАМА, только самое интересное.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности