Под постом протоиерея почти шестьсот комментариев.

Вот один из них - цитата из Эрика Берна: «Латентный, или пассивный социопат, большую часть времени ведёт себя вполне прилично, принимая руководство какого-нибудь внешнего авторитета, например религии или закона, или привязываясь временами к какой-нибудь более сильной личности, рассматриваемой как идеал.(Речь здесь идёт не о тех, кто пользуется религией или законом для направления совести, а о тех, кто пользуется такими доктринами вместо совести.) Эти люди руководствуются не обычными соображениями приличия и человечности, а всего лишь повинуются принятому ими истолкованию того, что написано в "книге". Любопытными примерами латентных социопатов могут служить "христиане", дискриминирующие других людей.»

Цитата приведена ещё одним священником, пришедшим в комментарии. Его услышали? Нет. Православные миряне лупят «книгами» единоверцев, пытающихся донести мысль, что в дороге к богу главное любовь и человечность, а не платок и догматы, а смирение - это про меня, отвергающего женщину в шортах, как проститутку, а не про то, чтобы указать ей ее место в мире и в коридоре паломнической гостиницы. Священники в этой баталии о боге огребают от паствы «книгами» наравне с мирянами.

А я сознательно пишу слово бог с маленькой буквы, потому что не имеет значения, к какому из богов монотеистических или политеистических религий идут человеческие дороги, все эти дороги растекаются на два потока - один к любви, единению и итоговому принятию права человека быть иным, не таким, как я, второй - торговля с высшими силами - я тебе то, как понял "книги", а ты уж, будь добр, исполни заказик, а все, кто "не как я", должны быть осуждены, распяты, призваны к соблюдению "книг" и обесценены, иначе несправедливо. Поверх отношения к богу как к официанту надета личина веры, добра и заботы о ближнем - белое пальто латентного социопата. Оно такой степени белизны, что даже слова священников не посадят на подоле ни пятнышка сомнений.

Мир этих людей прост, их внутренние «книги» не подвергаются сомнению и переосмыслению. Внутри них сидит страх перед непредсказуемым миром, безумная, сжатая змеиной пружиной агрессия и ненависть к тем, кто думает не как они. Если кто-то думает не как я, внутри себя я кидаюсь в панику - вдруг мои правила торговли с высшими силами содержат ошибку? Этого допустить нельзя. Да, они пытаются свести все к понятным им правилам. Они надеются на высшую справедливость. Они торгуются со своими высшими силами, и их высшие силы не всегда боги - Берн об этом написал. Их много. Они могут быть интеллигентны и интеллектуальны. Они приходят к тебе в ленту и личку, если вдруг ты написала «а что, если «книга» пишет не об этом, а о другом» и обрушивают на тебя потоки обесценивающе-дружелюбного лицемерия или открытой ненависти.

Но их правила - программы. Внедрённые, принятые к исполнению без осмысления, без проверки на прочность, без «а что если это не так», без тяжёлой дороги отказа от старых догм, критического осмысления, кризисов и исследования других дорог. Как только кто-то снова сможет выдать таким людям единую для них «книгу», где будет написано «другие-зло», 1917 и 1939 станут невинными пасторальными временами новейшей истории. Пружина выстрелит. Не будут услышаны голоса священников, цитирующих Берна и говорящих о том, что восемнадцатилетняя девчонка-паломница может бежать ночью на горшок без платка и длинной юбки. Не будут услышаны никакие голоса разума - если их услышать, придётся расстаться с догматической картиной мира и увидеть всю его нелинейность. Как только единая «книга» будет выдана, на костры и в печи пойдут и священники, и девчонки в шортах, и задающие вопросы и сомневающиеся в том, что сложный мир и человеческое многообразие можно свести к «книге». Вокруг простых лозунгов человеческая стая объединяется стремительно.

Пока размышляющие и осмысляющие будут приходить к общему пониманию, вокруг них с вилами кольями и гаджетами уже будет стоять плотное кольцо тех, кому все понятно. А мы - один из немногих видов-каннибалов на планете. Это котик котика в запертой квартире не сожрет - оба сдохнут от голода, а внутри нас нет биологической морали, запрещающей убийство представителей своего вида. У нас все держится на хлипких социальных нормах, внутренних убеждениях, страхе и совести. Нормы изменились - пожалуйте на костры и в печи во имя добра.

В заключение - поскольку от православных мне периодически летят требования правильно верить, страдать или публично отречься от Христа, а от неправославных в том, что у меня правословие головного мозга, загаженного общением со священниками, возникает неудержимое желание уточниться - я сейчас пишу не только о фанатично верующих, но и о тех, у кого Россия=Мордор, Америка=враг, мужчина=козел, длинная юбка=семейное счастье, «православие хорошо- ислам плохо», «ислам хорошо - христианство плохо» и прочих любителях свести мир к догматам и лозунгам. Мордор, ПГМ и длинная юбка - симптоматика одного явления, на которое не влияют ни образование, ни происхождение, ни конфессия, ни карьерный, социальный и финансовый статусы, ни страна проживания.

И я впервые в жизни всерьёз задумалась о том, с чем приходится сталкиваться священнослужителям всех конфессий.

Блог Светланы Комаровой
Блог Светланы Комаровой



Заполните форму и получайте от меня рассылку с новыми сказками и статьями


Я против СПАМА, только самое интересное.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности